Версия для слабовидящих Коми кывйöн

Терентьева Надежда Павловна, начальник отдела архивной работы

администрации муниципального района «Ижемский»

  Фонд коллекции метрических книг Ижемского района:

 состав и содержание документов, формы использования

 

Одним из ценнейших  источников для изучения историко-демографических процессов  в группе северных коми являются документы церковных приходов Архангельской Епархии Мезенского и Печорского уездов. Основная масса метрических книг сосредоточена в фондах Печорского уездного духовного правления Архангельской Епархии (ф. 229) и Коллекции метрических книг (ф. 254) в  ГУ РК «Национальный архив Республики Коми».

В муниципальном архиве Коллекцию метрических книг Ижемского района составляют метрические книги Брыкаланского (1885-1902 гг.), Дибожского (1886-1903 гг.), Ижемского (1883-1904 гг.), Красноборского (1890-1894, 1898-1900), Ластинского (1894-1898 гг.), Мохченского (1886-1896 гг.),  Мошъюгского (1873-1899 гг.), Няшабожского (1888-1899 гг.), Сизябского (1885-1900 гг.) приходов в  общем объеме 21 ед.хр.

Метрические книги являлись обязательными церковными документами и  печатались на бланках Московской Синодальной типографии и состояли из трех частей. Первая часть отведена сведениям «О родившихся» и состоит из девяти граф. Счет новорожденных регистрировался в первых двух графах (отдельно для детей разного пола), третья и четвертая графы отводились для внесения дат рождения и крещения ребенка, имя которого регистрировалось в пятой графе. Большую информацию несет содержание следующей графы, отведенной для указания званий, имен, отчеств, фамилий родителей.  Например: родителями Марии, родившейся 9 февраля, крещенной 10 февраля  1892 г. были «Учитель II класса Ижемского двухклассного сельского учителя М.Н.П. (так в документе) Иван Васильев Бабушкин и законная жена его Марфа Егорова, оба православные».[1] При регистрации незаконнорожденного в пятой и шестой  графах велись записи следующего содержания: «Родион (незаконнорожденный). Колвинской церкви самоедская девка Елена Феонова Хатанзей, православного вероисповедания». Определенное отношение священнослужителей к одному из родителей незаконнорожденного ребенка проявляется в большинстве случаев через слово «девка» вместо слова «девица». Факт незаконнорожденности продолжает отражаться и в последующих документах на протяжении всей жизни человека: при регистрации брака, рождении детей и смерти.[2]

Таинство крещения совершали в основном священнослужители, но имеются данные о крещении детей «страха ради смертного» повивальными бабками, крестьянами с последующим совершением миропомазания.

Вторая часть метрических книг отводилась для регистрации бракосочетавшихся. В первых двух графах отмечался счет браков и дата, в третьем и четвертом – звания, имена, отчества, фамилии и вероисповедание жениха и невесты. Так же фиксировалась информация о том, каким на счету является данный брак для жениха, каким – для невесты. В IV и VI графах указывался возраст бракосочетавшихся. Например: 19 апреля 1887 г. бракосочетались «Кычкарский крестьянин Иван Елесеев Терентьев православного вероисповедания, вторым браком, 40 лет, и Курганская мещанская вдова, оседло жительствующая в Кычкарском селении Параскева Меркурьева Беляева, православная, вторым браком, 47 лет».[3] В остальных графах отмечались, кто совершал таинство, указывались поручители. Как и в предыдущей части книги, отведенная для подписи свидетелей графа  не заполнялась.

Сведения об умерших занимали третью часть метрических книг, состоящую из десяти граф. Счет велся отдельно по половому признаку. Две графы занимали даты смерти и погребения. Звание, имя, отчество, фамилия, возраст умершего, причина смерти заносились в следующих четырех графах, под которыми подписывались священноцерковнослужители.[4] Например: 30 июня 1887 г. умер, 02 июля погребен «Варышевской деревни крестьянина Василия Иванова Артеева дочь младенец Акилина, ½ месяца, от родимца».[5] Как видно,  статус умершего определялся по отношению к лицу мужского пола: отцу, мужу. В случае отсутствия таковых статус определялся по отношению  к женщине. Например: «Мошъюгского прихода и деревни солдатской вдовы Марфы Макаровой Филипповой дочь Меланья».[6] В основном погребение совершалось священником и причтом на общем кладбище, реже – «при церкви». Эти данные заносились в двух последних графах документа.

Итоговые записи подводились за месяц и год. Кроме этого, за год оформлялись итоговые записи по всем частям книги. В таблицу кроме общего количества родившихся, бракосочетавшихся, умерших заносились сведения о причинах смерти по возрастным группам.

Просматривая записи метрик можно с документальной точностью восполнить пробелы в любой родословной. Эту возможность работники архивов смогут представить исследователю в том случае, когда будут установлены места хранения метрических книг. Сегодня архивом ведется работа над решением этой задачи. Некоторые трудности возникают и  при непосредственной работе             с документами, где требуется много времени, умения и терпения разбираться         в  рукописных записях, отличающихся от каллиграфического письма и поэтому трудно читаемых.  

В составе коллекции особый интерес представляет дело с документами Кипиевского прихода за 1892-1916 гг., отражающими историю возникновения церкви и становления приходов. Многочисленная переписка Кычкарского причта с Архангельской Духовной Консисторией, ходатайства жителей деревни Кипиевской  дают возможность не только проследить историю устройства Стефановской церкви, но и установить точную дату открытия Кипиевского прихода – 27 января 1914 г.[7] Особую ценность представляет проект деревянной колокольни при существующей церкви, выполненный Ив. Сабининым (так в документе) в г. Архангельске и одобренный Строительным Отделением Архангельского Губернского правления 23 декабря 1912 г.[8] Документ представлен планом, чертежами в трех проекциях.

  Договоры, расписки о получении денежных средств подтверждают  работу живописца Д.К. Катинова, иконописного мастера Н.Е. Сорвачева и цехового мастера П.А. Сугоняева в оформлении церквей Кычкарского и Кипиевского приходов.

В составе документов за 1912 год, свидетельствующих о ходе устройства прихода в деревне Мутный Материк, имеются ценнейшие сведения                        о численности населения выселков Мина (Миня) - 22 дома, 70 муж. и 74 жен., Тарамша (6 д., 18 муж. и 13 жен.), Зверинец (8 д., 20 муж. и 17 жен.), Захар-Вань (14 д., 51 муж. и 53 жен.), Чаркабож (12 д., 37 муж. и 48 жен.), Чарка-ю-вом (9 д., 25 муж. и 30 жен.), деревень Кипиево (42 д., 182 муж. и 185 жен.) и Мутный Материк (27 д., 103 муж. и 107 жен.).[9]

 О качественном изменении состава населения  выселка Мина в 1915 году рассуждает протоиерей  Федор Петровский: «Кому теперь рубить леса, когда       в деревне по случаю войны остаются только старый да малый», тем самым дает  точное определение народонаселения России определенного хронологического периода.[10]

Отношение православной церкви к политическим событиям Российского государства в 1914-1917 гг. отражается в копиях указов, извлечениях из журналов, циркулярных письмах, которые не только сохранены, но и сопровождаются справками священника.

Финансовая документация представлена приходно-расходными ведомостями прихода за 1914-1916 гг., которые аккуратно оформлены священником Владимиром Зуевым и  дополнены рукописными Ведомостями о движении свечных операций.[11] Извещения, квитанции, телеграммы и рекламные открытки рассказывают исследователю о проводимых кредитных операциях, отношениях с  поставщиками.

О «благосостоянии жизни» прихода, деятельности псаломщиков, церковных старост рассказывают рапорты, справки и информации о  назначениях.

Как видим, архивные документы Коллекции метрических книг представляют собой многообразный по характеру и содержанию исторический источник. Его изучение представляет широкие возможности для исследований.

В деятельности муниципального архива одним из перспективных направлений является популяризации вышеназванных документов в форме организации выставок, экскурсий, школьных уроков, консультирования исследователей. За 2016 год исполнено 8 запросов граждан генеалогического и биографического характера, в т. ч. положительных – 5. При составлении родословного древа 12 исследователей обратились к метрическим книгам.   Оформление и выдача архивных справок, выписок и копий из метрических книг производится согласно Рекомендациям Федерального Архивного агентства.

 


[1]Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д.54, лл.394-395.

[2] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д.67, лл.253-254.

[3]Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 67, л. 23., лл.40-41.

[4]Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 66, л.56.

[5]Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1,д.59, лл.248-249.

[6] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 52, лл.105-106.

[7] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 70, л. 23.

[8] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 70, лл. 19-20.

[9] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 70, лл. 155-156.

[10] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 70, л. 174.

[11] Архивный отдел администрации муниципального района «Ижемский», ф. 1, оп.1, д. 70, лл. 86, 105, 127.

 
         
Портал государственных услуг РФ  Портал государственных услуг Республики Коми Общественная палата Республики Коми Портал закупок Оценка населением муниципальной власти  Инвестиционный портал Работа в России Сплошное наблюдение ПФР Открытые данные